Российские службы вроде почты, паспортных столов и т.п. – особая песня. Тетеньки в летах, что сидят на своих должностях по нескольку десятков лет, давно привыкшие к бюрократии и совковым порядкам, медленно работающие и главное – считающие себя “пупами земли”, хотя по сути они – обслуживающий персонал.

Причем, я никак не хочу принизить людей фразой “обслуживающий персонал”, это работа не хуже любой другой, но есть особенности – работа с людьми, общение с ними, предоставление понятной информации, выслушивание просьб людей, помощь, разъяснения, ну и выполнение своих прямых обязанностей в конце концов – прием документов, выдача посылок и так далее. У нас же издавна принято к таким тетенькам ходить с конфетами, чтобы они к вам были внимательны, лучше свою работу сделали.

При этом от них элементарной вежливости порой не дождешься. Помню, на почте рядом с нашим старым домом работала хмурая тетенька, что игнорировала любые вопросы, когда чем-то занималась. Нет бы сказать “извините, я занята”, она просто делала вид, что вас нет и вы от нее ничего не хотите. Ну понять можно, зарплаты маленькие, работа адская, вечные очереди, но неужели при этом надо забывать про элементарную вежливость?

Пост этот пишу, потому что сегодня в очередной раз столкнулась с “очень вежливой и тактичной” тетенькой в паспортном столе. Тетенька такая классическая и невероятных объемов. Происходила вся история в городе Тихвине, где живут родители моего любимого мужа Жени. Мы давно хотели сделать мне постоянную регистрацию в Ленобласти и наконец собрались, для чего я специально приехала сюда в четверг. Для любопытствующих поясню, что местная прописка нужна мне в первую очередь для получения финской мультивизы по особым условиям, действующим для жителей СПб и области. Ну и кроме того, когда придет пора менять какие-то документы типа загранпаспорта, гораздо проще сделать это здесь, а не ехать полтора дня в Пермь и обратно. Плюс можно получить полис ОМС.

Квартира муниципальная, а потому для прописки в ней требуется согласие всех прописанных. Все собрались, зашли в кабинет, изложили тетеньке суть того, что мы хотим сделать. Дальше был почти шок. “Вы в своем уме? Вам это надо? Хотите потом по судам бегать?!” – заявляет нам работница паспортного стола. И продолжает – “Кто она вам такая? Сделайте временную регистрацию, если так хотите. Сейчас молодежь пошла, женятся и тут же разбегаются, потом замучаетесь ее выписывать через суды! Были у меня уже примеры! Зачем вам ее прописывать? Ну, зачем?”. И ответа ждет.

Честно сказать, все немного в ступор вошли. Я вообще хотела сквозь землю провалиться. Я вроде нормальная с виду девушка, не алкоголичка какая-нибудь, а какая-то никому неизвестная тетя в присутствии родителей мужа заявляет, что я брошу их сына и они будут со мной судиться. Представьте, как “приятно” было все это слушать.

Только не надо мне сейчас писать, что тетенька права и такие случаи бывают. Да, права. Конечно, случаи бывают. Но элементарную вежливость и элементарный такт не отменял никто. Работа этой женщины – принять от нас документы, выдать нужные бланки для заполнения и спокойно сделать свою работу. Это не ее дело – что она думает о статистике разводов, что она думает о моем будущем с мужем  и вообще не ее дело учить других. Взрослые люди пришли и дают свое согласие на регистрацию, наверняка они выяснили всю информацию перед тем, как приходить, – так какое ее дело и кто ее спрашивал о совете?

Когда родственники сказали “Да, прописывайте, мы согласны”, тетенька только пробормотала “Ну ладно, видимо, у вас еще квартиры есть, раз вы так легко к этому относитесь”. Хороший вывод, ага.

Ладно, я могу даже допустить, что предупредить о последствиях подобного рода прописки было можно. Но как это можно было сделать? В более тактичной форме, допустим “Если вы пропишете человека в своей квартире, в будущем вы сможете выписать его только через суд – знаете ли вы об этом?” (и это, кстати, только в случае, если я откажусь выписаться сама, но я вроде всегда была адекватной). Можно было даже с улыбкой, никто бы на свой счет не принял. Но она предпочла заявить, перейдя на личности. Осадочек остался нехороший.

После описанного это уже мелочи, но в процессе заполнения бумажек тетенька болтала с кем-то по телефону о том, как лечить больные зубы. И когда у нас возникали какие-то вопросы, приходилось долго ждать, когда она отвлечется от личной беседы.

Справедливости ради замечу, что речь идет о провинциальном городке в 300 км от Петербурга. Такие городки сейчас почти замерли в развитии. Думаю, это имеет свое значение – соцслужбы еще не “отошли” от советских времен. Но все же, на мой взгляд, такое отношение неприемлемо.

Наверное, если бы эта тетенька работала в ЗАГСе, она при входе всем парам заявляла бы: “Чего пришли?! Все равно потом разводиться, детей и имущество через суд делить! Оно вам надо?!”.

А еще можно почитать...